Материалы портала «Научная Россия»

Беречь равновесие, но не торговать принципами

Беречь равновесие, но не торговать принципами
Внеочередное заседание Президиума РАН: подробности обсуждение законопроекта о реформе.

В последние дни часто вспоминаются слова Александра Некипелова: «У министра науки Дмитрия Ливанова есть замечательная способность консолидировать научное сообщество». Заседание внеочередного Президума РАН, посвященное законопроекту о реформе Российской академии наук, еще раз это подтвердило. При всем разнообразии мнений и предложений, члены Президиума находились безусловно на одной волне и поддерживали друг друга по всем ключевым вопросам.

Сразу решили, что необходима рабочая группа, которая консолидировала бы предложение ученых по доработке законопроекта.

 «Я бы расширил полномочия этой комиссии, ― сказал  Лев Зеленый, директор Института космических исследований РАН. ― Мы давно говорим о законе о науке, и помимо закона о реформе, есть много вопросов которые мы хотели бы увидеть в новом положении об Академии наук. Например, меня как директора института всегда очень тормозила наша ограниченная возможность работать по  гособборонзаказам, федеральным целевым программам, мы всегда это делали как-то опосредованно, потому что мы не являемся федеральным органом исполнительной власти (ФОИВ). Если мы сумеем в новой редакции закона об Академии этот статус пробить, то жить нам станет намного легче. То есть я предлагаю работать по многим прикладным направлениям, к чему, в общем-то, нас призывают и правительство, и президент. Надо не ограничиваться улучшением конкретного закона, а при необходимости внести туда то, чего там и в помине не было. Я бы предложил Фортову Владимиру Евгеньевичу возглавить рабочую комиссию, отвести неделю на формирование ее состава, включить в нее представителей всех отделений и обязательно ― молодых ученых.»


 

Сергей Рогов, академик РАН, директор Института США и Канады РАН

Роль молодежи в последних событиях Лев Матвеевич выделил особо:

Алексей Хохлов, академик РАН, председатель Совета по науке при Минобрнауки РФ

«В последнюю неделю, очень трудную и нервную для всех нас, меня очень

Сергей Багаев, академик РАН, директор Института лазерной физики СО РАН

порадовало то, что молодежь выступила креативно, активно и

Александр Некипелов, академик РАН

очень по делу. Попытка Минобрнауки вбить клин между

Андрей Лисицын-Светланов, академик РАН, директор Института государства и права РАН

старшим поколением ученых и младшим провалилась. Мне

Юрий Осипов, академик РАН

кажется это очень важным. Академия осталась единой, и это

Владимир Фортов, академик РАН, Президент РАН

единство нам надо соблюдать.

Виктор Калинушкин, академик РАН, председатель Профсоюза работников РАН

Едины академики оказались и в том мнении, что даже после

Роберт Нигматулин, академик РАН, директор Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН

внесенных поправок законопроект кардинально, к сожалению, не изменился.

«Хорошо, что убрали слово «ликвидация» ― это был просто плевок в лицо. Но фактически ликвидация осталась! ― заявил Роберт Нигматулин, директор Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН. ― В тексте много раз повторяется: «Российская Академия наук, учрежденная федеральным законом». А в нашем уставе первый пункт ― «Российская Академия наук учреждена по распоряжению Петра I». Это недопустимо! Это не теоретический вопрос, он потом приведет к глубочайшему удару.

Но дело не только в названии. Если сейчас членами Академии являются академики и члены-корреспонденты, то после принятия нового закона члены-корреспонденты на три года выбрасываются. А из общего собрания выбрасываются представители институтов, которые у нас также были членами  высшими органа. Это тоже свидетельствует о том, что фактически появляется новая РАН, а старая уходит со сцены. Я вообще не очень понимаю, чем новая процедура избрания членкорров в академики лучше нашей конкурсной, конкурентной процедуры и зачем отказываться от участия в общем собрании более молодого докторского корпуса из представителей институтов.

Идею объединения РАН, РАМН и РАСХН академик Нигматулин назвал здравой, но предложил делать это в виде консорциума, с сохранением юридических лиц.

«Зачем сразу их ликвидировать? ― сказал он. ― Об уровне закона говорит даже такая фраза: «РАН обладает независимостью и автономией». Что это такое?! Эта фраза странная. Это говорит о том, что закон был поспешен, на эту статью никто не обратил внимания, потому что она вроде хорошая…»

И все же Нигматулин уверен, что сегодняшние напряженные события вокруг РАН ― ожидаемы.

«Мы сами виноваты, мы затянули с реформой, ― сказал Роберт Искандерович. ― Это должно было быть. Еще год назад нам был сделан упрек, Ливанов говорил: «Если вы не будете сами реформироваться, вам мало не покажется». Даже во времена Сталина с нами так не разговаривали, как сейчас в Думе. Это тяжко и обидно, но мы должны сделать выводы и использовать все возможности.

Этот закон направлен не против академиков, нам даже обещают повышенные стипендии, но мы должны ставить вопрос о том, что поднимать академические стипендии можно только после того, как поднимут зарплаты наших ученых, против которых этот закон, потому что угроза сокращения остается».

Советник Президента РАН по международному научному сотрудничеству, академик Михаил Угрюмов согласен, что Академия многое обязана сделать самостоятельно и как можно скорей.

«В чем функция любого закона? Подчеркнуть позитивные перемены и создать перспективу развития системы. Поэтому надо исходить их того, насколько этот закон создает условия для концепции развития Академии. И первое, что я хочу сказать, что я такой концепции никогда не читал и не видел. Чтобы она было изложена на десяти страницах, чтоб ее можно было выложить в интернет и каждый среднестатистический человек мог ее прочитать. Такого нет. Первое, что необходимо ― это иметь такую концепцию, четкую и понятную для любого человека. Ключевой ее момент ― должен быть анализ того, что уже проведено в Академии, особенно в 2000-е годы. Я наблюдал по телевизору, как обсуждали реформ РАН: никто не выступил с анализом тех реформ, которые уже проведены в Академии, а их было огромное количество!

Второе, что очень важно и чего мы не делаем, ― у Академии нет никакой рекламы в хорошем смысле слова, нет даже сайта на английском языке. Куда это годится?

Есть мнение, что для власти не столько важна Академия наук и наука, сколько имидж страны во внешнем пространстве и внутреннем. И это тоже надо учитывать.»

Пожалуй, наиболее емко неприятие «косметических» поправок закона выразил председатель Профсоюза работников РАН академик Виктор Калинушкин:

«Совершенно очевидно, что эта редакция устроить нас не может. Никаких изменений, качественно меняющих разрушительную суть закона, не произошло. Ключевые моменты остались без изменений, а именно: институты включаются в это федеральное агентство с совершенно непонятной структурой. РАН бюджетополучателем не является, она лишается денег и, соответственно, возможности как-то повлиять на работу институтов. Совершенно непонятно, как будут распределяться финансы между академиями наук, сохранятся ли принципы демократии, на основе которых выбирается весь руководящий корпус институтов.

Сотрудников это не страивает. Мы не видим особых изменений, особых подвижек в этом документе.  Ситуация в коллективах напряженная. Мы будем продолжать наращивать акции протеста теперь уже на уровне заявок, собирать подписи, проводить митинги вплоть до начала работы сессии. Это вопрос не только  академиков, это вопрос даже не 95 тысяч сотрудников Академии наук. РАН ― наиболее эффективный сектор российской науки, и если ее разрушить, то боюсь, что нашей науке больше не подняться. А значит, не подняться и нашей замечательной стране».

Достаточно оснований для скепсиса в обновленной редакции закона видит и академик Александр Некипелов:

«Мы относим к положительным моментам то, что из документа убраны слова о ликвидации Академии, но вообще-то это основа очень серьезного правого хаоса. Если не ликвидируется ныне действующая Российская Академия наук, а возникает другая с точно таким же названием и такой же организационно-правовой формой, то тогда ничего понять нельзя! Да, теперь говорится, что члены прежней РАН могут быть членами и новой РАН, но от этого не легче. Могут быть, могут не быть... Кто это решает, почему решает?

То, что происходит с региональными отделениями, это вообще катастрофа. Меня коллеги часто обвиняли в том, что я противник региональных отделений, но мне и в страшном сне не могло привидеться то, до какого низкого уровня опускает их этот закон: руководители региональных отделений не выбираются научным сообществом, а назначаются президентом РАН. При всем моем уважении к должности управляющего делами Академии наук, понятно, что это означает по отношению к ученым, которые там работают…»

Александр Некипелов уверен, что сейчас важно не придираться к отдельным формулировкам, а сфокусироваться на самой концепции документа.

Внеочередное заседание Президиума РАН: подробности обсуждение законопроекта о реформе

«Надо не вылавливать мелкие формулировки и менять их на другие. Надо понять к чему мы концептуально может быть готовы, а к чему нет. Мы можем быть готовы к тому, чтобы передать управление недвижимостью и землей некоему федеральном агентству. Что мы должны отстаивать: то, что институты остаются в составе РАН, сохраняется самоуправление и выборность  в РАН

«Закон требует не доработок, а концептуального изменения ― предложенная концепция не приемлема, ― согласился академик Юрий Осипов. ―Необходим альтернативный вариант. Я поддерживаю Владимира Евгеньевича в том, что нельзя разрушить хрупкое равновесие, сейчас сделаны  шаги надежды, но нельзя их разрушить. Надо протестовать достойно и твердо».

О том, что диалог со всеми заинтересованными сторонами, который удалось наладить за неделю, требует бережного развития, без экстремальных действий, говорили многие. В их числе ― президент РАН.

«Мы затормозили процесс, у нас есть время, 10 дней назад мы имели просто убийственную ситуацию вокруг Академии. Сегодня мы начинаем выправлять эту ситуацию, ― сказал Владимир Фортов. ― Никто не говорит, что это закон замечательный, но это лучший вариант из худших.. В процессе работы мы поймем, реально ли для нас изменить этот закон или нас не слышат. Принципами мы торговать не можем. Но наладился заинтересованный диалог, и сегодня мы имеем поддержку со стороны президента Российской федерации, со стороны Думы. Я очень боюсь, чтобы хрупкий консенсус, который сегодня возник, не был нарушен какими-то действиями. Сейчас очень легко разрушить то, что было создано. Вы видите, что нам пошли навстречу, и мы должны действовать так, чтобы это пошло на пользу нашей Академии наук.»

Вопрос о созыве Общего собрания пока отложили ― к этому вопросу академики вернутся в ближайшее время. До осени рабочая группа сформирует те поправки, которые ученые предложат к рассмотрению депутатам Госдумы.  Ученые надеются, что удастся вернуть закон ко второму чтению, а возможно даже к первому.

«Предстоит большая работа, и опыт Академии может дать образец того, как делать хорошие законы», ― подвел итог член-корреспондент РАН Михаил Пиотровский.

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий