Материалы портала «Научная Россия»

Авраам Ноам Хомский

Авраам Ноам Хомский
Авраам Ноам Хомский

Авраам Ноам Хомский – лингвист, политолог и общественный деятель, «наш Сократ», как его называют американцы. Профессор лингвистики Массачусетского технологического института, автор классификации формальных языков, называемой иерархией Хомского. Известен своими радикально-левыми политическими взглядами и критикой внешней политики правительства США. Родился в 1928 году в Филадельфии. С 1945 года изучал философию и лингвистику в Университете Пенсильвании. С 61-го года преподает в Массачусетском технологическом институте.

В своей докторской диссертации Хомский начал развивать лингвистические идеи, которые затем раскрыл подробнее в 1957 году в книге «Синтаксические структуры». Его работы о порождающих грамматиках внесли значительный вклад в упадок бихевиоризма и содействовали развитию когнитивных наук. Ноам Хомский согласен, что современная лингвистика пока не может предложить миру объяснение феномена появления на земле разных языков. И потому сквозь века проходит, не теряя смысла и актуальности, легенда о Вавилонской башне. Наказанием за гордыню стало для людей смешение языков - люди перестали понимать друг друга и разошлись по земле... Не оставив, впрочем, "вавилонских" амбиций.

Chomsky Style

Даже западные журналисты удивляются, насколько доступен для контакта один из главных интеллектуалов современности. Ученый с мировым именем лично отвечает на электронные письма, которые приходят на его университетский адрес в поддомене mit.edu. Он может назначить встречу даже в столовой кампуса за ланчем. Особого значения подобным условностям, да и факту своей известности он не придает. Запись интервью для программы «Идеи, меняющие мир» происходила на фоне книжных стеллажей в кабинете, так что зрители канала «Россия 24» смогут рассмотреть, что читает знаменитый мыслитель.

В 1980–1992 гг. профессор лингвистики МТИ был самым цитируемым ученым из ныне живущих. Он не только автор трудов по лингвистике, но и теоретик в области политической философии, публицист и полемист. Для американских студентов-гуманитариев самых разных специальностей осваивать несколько трудов Ноама Хомского в год — так сказать, осознанная необходимость.

Название изображения

Ведущая нашей новой программы, конечно, тоже знакома с его работами, ведь Эвелина Закамская по образованию филолог. Поступательно развивая свою теорию, Хомский в свое время совершил революцию в лингвистике, внес вклад в развитие когнитивной психологии, разработал модель пропаганды. Как политический философ он критиковал социалистическое устройство и внешнюю политику СССР, но некоторые труды Хомского по языкознанию были переведены на русский и издавались у нас довольно большими тиражами.

Собственная популярность, похоже, забавляет профессора. Политический философ и теоретик пропаганды, он иногда шокирует журналистов незнанием ключевых фигур современной американской поп-культуры, но при этом утверждает, что чаще всего его просят поставить автограф не на томике «Синтаксических структур», а на альбоме панк-группы Bad Religion, для которого он в 1990 г. надиктовал трек с критикой действий США в Персидском заливе. Год назад аналогичным образом он стал звездой университетского видеоклипа-сиквела Gangnam Style в роли себя самого, с кружкой чая и ироничной репликой: Oppan Chomsky Style!

Беседуя с Эвелиной Закамской, профессор очевидно оживился, когда разговор коснулся его детских лет и родителей. По его собственному признанию, в молодости великий лингвист не мечтал об академической карьере и свой научный путь объясняет случайным стечением обстоятельств. Детство Аврама Ноама Хомского пришлось на годы Великой депрессии. Времена, когда дети были предоставлены улице и не нуждались в помощи взрослых и гаджетов, чтобы занять свой ум и досуг, он вспоминает с теплотой. Особенно экспериментальную начальную школу при Университете Темпл в Филадельфиии: «Это было великолепно». С переводом в возрасте 12 лет в школу для мальчиков более академического типа учеба уже не вызывала у него подобных чувств. Сегодня Хомский-публицист часто критикует существующую в США образовательную систему с левых позиций. Тесты, по его мнению, воспитывают лишь дисциплину. Отказ от государственной системы высшего образования в пользу дорогостоящей частной Хомский называет изощренной техникой индоктринации молодежи (т.е. воспитания лояльных власти членов общества) при помощи банковских кредитов.

Ноам Хомский, очевидно, знает, о чем говорит, поскольку уже более полувека преподает в самом престижном техническом вузе мира, легендарном МТИ. Именно здесь рождались все гениальные идеи лингвиста и именно сюда приехала съемочная группа программы «Идеи, меняющие мир», чтобы побеседовать с Хомским о языке. Когда в 1955 г. его пригласили работать в Бостон, МТИ был, по его словам, классической инженерной школой. «Вы учились так же, как обучается хороший плотник. Конечно, существовали научные, математические курсы, но они в большой степени выполняли вспомогательную функцию по отношению к прикладным», — вспоминал Хомский в недавнем интервью каналу CBS. За прошедшие годы МТИ превратился в крупнейший естественнонаучный университет и исследовательский центр. Технологический взрыв, по его словам, привел к тому, что обучать в нем будущих инженеров сегодняшним технологиям никакого смысла нет: за десятилетие-другое не устаревают только фундаментальные знания.

«Хомскианство», меняющее мир

Название изображения

Упомянутый труд Ноама Хомского «Синтаксические структуры» (1957) к таким фундаментальным знаниям до сих пор относится. Считается, что эта работа закрыла эру так называемого дескриптивного подхода в языкознании. Лингвистика до Хомского была сосредоточена на описании норм и средств языка, а сам язык понимался как вся доступная в данном сообществе людей совокупность высказываний. При этом предполагалось, что каждый из нас владеет языком лишь частично.

Хомский первым начал рассматривать язык как биологическое наследие вида Homo sapiens. Это «природный» объект, который буквально встроен в наш мозг эволюцией. Способность пользоваться фундаментальными языковыми алгоритмами дана нам от рождения, применяется всеми людьми без исключения, автоматически и бессознательно. «В современном понимании языковые достижения младенцев идут гораздо дальше того, что им приписывал Дарвин <…>. Свойство дискретной бесконечности — это лишь одно из многих сущностных отличий человеческого языка от животных систем коммуникации и выражения».

Великий лингвист отдает первенство в формулировании этой идеи «дискретной бесконечности» языка Галилео Галилею, а также прослеживает ее корни у Декарта и картезианцев, которые называли языковую способность «нашим благороднейший даром». Теория Хомского описала механизм, который позволяет человеческому мозгу создавать бесконечное количество предложений, оперируя ограниченным набором средств. Для описания этого базового набора инструкций он ввел понятие генеративной (порождающей) грамматики.

Оглядываясь назад и характеризуя новаторство его естественно-научного подхода к языку, некоторые современные комментаторы считают, что Хомский тогда, на рубеже 1960-х гг., впервые поднял языкознание до уровня собственно науки. Впрочем, всегда было немало и тех, кто критиковал «хомскианство» именно за формализацию, извечное «музыку разъять как труп».

В отличие от Галилея и Декарта, Ноам Хомский — атеист и эволюционист. Отвечая на вопрос Эвелины Закамской о времени появления у нас языковой способности («органа языка»), профессор сказал, что ученые назвать его пока не могут : «Мы говорим о времени эволюции — 100 тыс. лет. Это мгновение ока, очень короткое время».

Никаких значительных изменений с тех пор не произошло, и в когнитивном смысле мы идентичны племенам аборигенов. Вопрос, как и почему произошел эволюционный скачок, навсегда отделивший нас от царства животных, для Хомского остается без ответа: «Было бы замечательно, если бы по поводу эволюции человеческого языка можно было продемонстрировать хоть что-нибудь».

Взгляд слева

Представляя суть нового проекта телекомпании «Очевидное — невероятное» в эфире канала «Россия 24», авторы программы «Идеи, меняющие мир» выбрали красивый визуальный образ — маленький самолет в небе над мегаполисом. Символ свободного интеллекта, не знающего ограничений. Именно это качество сам Ноам Хомский считает «видовым признаком» интеллектуала и сравнивает современных интеллектуалов с ветхозаветными пророками: «Пророки предлагали критический геополитический анализ, а также критические оценки и наставления морального свойства». Очевидно, что собственную миссию он тоже видит в осуществлении «пророчеств» в этом библейском смысле, а в последние десять лет, кажется, и вовсе сместил всю мощь интеллекта с научных исследований на свою вторую ипостась — политического философа и публициста.

Название изображения

Свои политико-философские взгляды Хомский определяет как либертарный социализм, а также называет себя идейным «попутчиком» анархо-синдикализма. Он отрицает необходимость многих существующих форм социальной иерархии и придерживается того мнения, что «индустриализация и развитие технологий дают больше возможностей для организации многих сфер жизни общества на принципах самоуправления». Реализованным историческим примером такого рода он считает первые израильские кибуцы. Но демократия по определению угрожает интересам элиты. Сегодня главной проблемой стали частные тирании (корпорации) и смещение полномочия принятия решений от национальных властей к «виртуальному парламенту» инвесторов и кредиторов.

От практики борьбы, акционизма ученый давно отказался, хотя в годы войны во Вьетнаме был активным участником и организатором антивоенных акций и неоднократно задерживался полицией. Сегодня тот же Хомский говорит, что «сопротивление — это не принцип, а тактика». Нынешний метод 85-летнего анархо-синдикалиста — написание статей, теледебаты, публичные лекции. На видеохостинге YouTube можно найти сотни тысяч соответствующих роликов.

В своих философско-политических статьях, которые он писал на протяжении десятилетий параллельно исследованиям в лингвистике, Хомский критикует и государство, и корпоратократию, и обслуживающую их интересы интеллектуальную элиту. Поскольку в нашей программе речь шла о языке, то мы не могли не спросить Хомского про Джорджа Оруэлла и его новояз. На вопрос Эвелины Закамской профессор ответил скорее как психолог: «Когда вы рассказываете о преступлении другого человека, вы преувеличиваете его, вы добавляете свое отношение, свое представление, насколько это ужасно. Вот это и есть новояз Оруэлла». Вообще же, когда его спрашивают про двоемыслие, новояз и другие окололингвистические моменты антиутопии «1984», профессор всегда использует эту тему в качестве повода показать недостатки существующей в США и других западных странах политической системы. Сам роман «1984» Ноам Хомский вообще не считает удачной книгой и отдает предпочтение «Скотному двору», а точнее — предисловию к этой сатире Оруэлла, называя его «безвестным эссе о добровольной цензуре в свободных обществах».

Манипулирование мнением в условиях западной демократии он считает «обязанностью» СМИ, профессиональных журналов, школ, университетов и вообще образованных классов. Задача манипулирования привычками и поведенческими установками выпадает на долю популярного искусства, рекламы и огромной индустрии пиара. «Один из методов — создавать искусственные потребности, воображаемые нужды», — пишет он в своем известном очерке «Секулярное священство и опасности, которые таит демократия». В той же статье конца 1990‑х гг. Хомский, возможно, предвосхитил и суть будущего внутреннего конфликта западных интеллектуалов при выработке отношения к WikiLeaks и нынешним разоблачениям Эдварда Сноудена. «Проект удержания публики в неведении, пассивности и послушании прослеживается на всем протяжении истории, но постоянно принимает новые формы <…>. Соединенные Штаты — по сравнительным меркам необычно свободное общество, и за это заслуживают одобрения. Элемент этой свободы — доступ к документам по секретному планированию. Эта открытость означает весьма немногое: пресса и вообще интеллектуалы в основной массе придерживаются всеобщего молчаливого согласия, что ‘‘нехорошо’’ упоминать то, что в них открывается».

Ноам Хомский часто удостаивается от своих оппонентов пренебрежительного эпитета «левак» (fellow leftist) — впрочем, в основном за глаза, поскольку профессор МТИ считается слишком сильным полемистом, чтобы на него можно было воздействовать этим примитивным манипулятивным приемом лично. В эфире канала «Россия 24» зрители увидели Ноама Хомского как спокойного и открытого человека. У нашей съемочной группы сложилось впечатление, что этот великий ученый готов отвечать абсолютно на любые вопросы, даже самые прозаичные. Например, почему у него такое странное имя («Оно значит ‘‘удовольствие, приятность’’») или как повлияют технологии на процесс общения в будущем («Я этого не знаю»). Ведь любой такой вопрос, возможно, поможет родиться чьей-то идее. А идея может изменить мир.

Завершая разговор, ведущая программы Эвелина Закамская поинтересовалась, не перейдут ли все люди мира в будущем на один язык. Хомский ответил: "Я надеюсь, что нет, потому что это было бы очень скучно".

Подготовила Ольга Платицина

Назад

Назад

Социальные сети