Материалы портала «Научная Россия»

Президиум РАН: наука в диалоге с обществом и властью

Президиум РАН: наука в диалоге с обществом и властью
На заседании Президиума Российской Академии наук выступил с докладом профессор Робин Граймс - Главный научный советник МИД Великобритании, профессор Физики Материалов на кафедре Материаловедения в Лондонском Имперском Колледже (Imperial College London)

На заседании Президиума РАН, прошедшем 27 октября 2015 года, чествовали академика Андрея Афанасьевича Кокошина — с 70-ти летним юбилеем, и вручали диплом о присуждении ученой степени доктора Honoris Causa японскому ученому, профессору Риосуке Кодама из университета г. Осака, где действует центр изучения лазерного излучения. Но главным пунктом программы было выступление профессора Робина Граймса, рассказавшего о том, как научное сообщество Великобритании взаимодействует с правительством и обществом.

Профессор Кодама хорошо известен российским коллегам, их связывает большой позитивный опыт совместной работы. В ответном слове профессор Кодама сердечно поблагодарил Владимира Фортова за почетную оценку его труда и отметил, что в своей научной жизни он очень многим обязан выдающимся российским ученым и Российской Академии наук. «Моя первая встреча с российской наукой прошла еще на младших курсах университета, тогда, когда я стал заниматься по учебнику физики, написанному профессорами Ландау и Лифшицем. Затем, уже в аспирантуре, моя работа в области ядерного синтеза вновь привела меня к работам знаменитых российских физиков Зельдовича и Райзера. Четверть века назад я познакомился с профессором Фортовым, и его работы в области физики высоких энергий. И это стало новым этапом в моей работе и моих научных связях с Россией», — сказал профессор Кодама.

Название изображения

На заседании Президиума Российской Академии наук выступил с докладом профессор Робин Граймс — главный научный советник МИД Великобритании, профессор физики материалов на кафедре материаловедения в Лондонском Имперском Колледже (Imperial College London). Президент РАН Владимир Фортов, представивший собравшимся высокого гостя, подчеркнул, что тема доклада, которую профессор Робин Граймс избрал для выступления — то, как научное сообщество Великобритании взаимодействует с правительством и обществом, оказывается очень интересна в тех условиях, в которых находится сегодня наука в России.

Название изображения

Профессор Робин Граймс тоже начал свое выступление с похвалы российской науке: «Для меня большая честь сегодня выступать перед вами, — сказал он. — Предыдущий выступающий упоминал имена двух знаменитых российских физиков — Ландау и Лившица — которые вдохновили его в студенческие годы. Я хотел бы сказать, что и для меня имена двух этих ученых очень много значат. Они написали ставший классикой учебник физики, которым я пользовался в начале своей научной карьеры. В этом году я приезжал с визитом в Исландию: в находящемся там инновационном центре я познакомился с профессором физики. Мы быстро нашли общий язык. Нас объединяло следующее — мы оба использовали один и тот же учебник. Как видите, Россия уже помогает Великобритании в вопросах международных отношений.

А теперь позвольте мне перейти к своему докладу. Три основные сферы: первая — механизмы, содействующие диалогу между научным сообществом Великобритании и нашими политиками. Вторая — как мы можем знакомить с наукой тех, кто занимается внедрением технологической политики. И третье – как мы организуем общение ученых и общества. В каждом случае существует ряд механизмов, и сегодня я расскажу Вам о некоторых из них. Я также хотел бы отметить важность генерирования научных данных, которые подкрепляют каждое из вышеописанных пунктов. Более того, мы используем опросы, которые помогают нам понять, есть ли у людей доступ к информации и верное понимание насущных научных проблем. Очень важно, чтобы общество получало информацию от ученых и имело к ним доступ.

Но прежде всего я должен упомянуть Научно-инновационную сеть Великобритании, сотрудники которой работают в наших посольствах для налаживания двусторонних научных связей. В нее входит порядка 90 человек в 28 посольствах по всему миру, включая посольство Великобритании в Москве.

Теперь давайте вернемся к вопросу коммуникаций. В зависимости от того, как Вы говорите с людьми и какие именно вопросы Вы им задаете, Вы получаете совершенно разные результаты. Поэтому нам необходимо научиться видеть сложные вопросы глазами других людей. Недавно в Великобритании проводился опрос по энергетике. 74% опрощенных сказали, что они обеспокоены изменением климата, 79% уверены, что Великобритании следует снизить использование ископаемого топлива, 82% обеспокоены тем, что Великобритания становится слишком зависимой от других стран в вопросах энергетики. И при этом 83% считают, что в ближайшие 10-20 лет они больше не смогут позволить себе электричество и газ. Как же здесь найти баланс? В своем сегодняшнем выступлении, я попытаюсь объяснить некоторые из механизмов, которые мы используем, особенно в тех случаях, когда нахождение этого баланса связано с нашими взаимоотношениями с другими странами.

В МИД Великобритании мы занимаемся разработкой концепции научной дипломатии. Как наука может помочь дипломатической работе, каким образом дипломаты могут помочь ученым, и как сами ученые могут помогать выстраивать дипломатические отношения. Наука может рассматриваться как платформа для построения и улучшения политических, социальных и экономических связей. Как можно построить их вместе на международном уровне?

Для этого отчасти требуется доступ к более обширным научным знаниям. Поэтому я бы хотел рассказать Вам о сети главных научных советников из разных министерств. Мы встречаемся друг с другом каждые две недели и обмениваемся новостями. В особенности мы говорим о проблемах в разных министерствах. Наука выступает в качестве моста между министерствами.

Это помогает нашему правительству понимать, почему так важно финансировать науку. Позвольте привести несколько примеров. Один из весьма важных аспектов касается катастроф. С 1990 по 2010гг Великобритания пережила ряд национальных катастроф, которые требовали лучшего научного понимания — в частности, пожар на вокзале Кингс Кросс, трагедию на стадионе Хиллсборо, железнодорожную аварию на станции Поттерс Бар, взрыв на сталеплавильном заводе в городе Порт Тэлбот, пожар на нефтехранилище Бансфилд, падение строительного крана в Ливерпуле и железнодорожную аварию рядом с городом Грейригг.

Как нация, мы размышляли над этими ужасными происшествиями, пытаясь разработать новые инженерные и научные методы решения соответствующих проблем. Было ясно, что наша способность реагировать на риски, сопряженные с катастрофами, основана на цепочке качественных научных данных. Для этого мы должны делать наблюдения, чтобы иметь возможность прогнозировать, интерпретировать и анализировать риски и информировать общественность на базе этих данных. Это также позволяет нам заглядывать в будущее и советовать, как можно избежать новых катастроф.

У нас есть Научная Консультативная группа по Чрезвычайным Ситуациям (SAGE - Scientific Advisory Group in Emergencies), которая собирается во время национальных чрезвычайных ситуаций. Она предоставляет консультации по техническим и научным аспектам. В нее входят главные научные советники, независимые государственные исследователи, представители промышленности и неправительственные организации. Эти люди собираются вместе и оценивают лежащую в основе катастрофы научную проблему в течение одной-двух недель.

Этой группе уже довелось поработать над решением конкретных проблем. Начало этой деятельности было положено в 2009 году, когда они работали над пандемией гриппа, затем, в 2010 году, члены группы занимались проблемами авиаперелетов, связанными с вулканическим пеплом после извержения исландского вулкана. В 2011 году в Японии произошло цунами, вызвавшее ядерную аварию на станции Фукусима. В 2014 году в Великобритании случилось крупно-масштабное наводнение, а затем в Африке началась эпидемия лихорадки Эбола.

Лично я много работал над аварией Фукусима в рамках SAGE. Я также общался со СМИ. Каждый раз, когда я вижу фотографию после взрыва 2-ого реактора на Фукусиме, я отчетливо вспоминаю, как увидел ее впервые, находясь на BBC. Я как раз готовился дать интервью в прямом эфире, который смотрели миллионы зрителей. В тот момент, когда я садился на свое место, на экране появились эти свежие кадры с Фукусимы. Ведущая посмотрела на меня и сказала: «Когда мы будем в прямом эфире, Вам придется рассказать нам, что там случилось. Через 5 секунд». Как быть в такой ситуации? Что делать ученым в таких ситуациях? Ответ следующий: нужно объяснять, что в данный момент мы не знаем точно, что именно произошло, но сразу же после этого необходимо рассказывать, что именно ученым предстоит выяснить. Общество понимает, что ученые не всегда знают ответы на вопросы, но люди должны быть уверены, что в этом направлении ведется работа.

Итак, теперь в Великобритании существует структура, которая работает над тем, чтобы научные данные были включены в процесс реагирования на чрезвычайные ситуации. Когда происходят чрезвычайные ситуации, научные советники становятся ответственными за координацию, рассмотрение проблем и научных данных; они проводят научно-технические консультации для генерирования научных данных, которые затем используются в процессе принятия решений. Мы собираемся вместе, когда возникает такая необходимость, а в остальное время мы постоянно практикуемся, мы пытаемся понять, где существуют пробелы в нашем понимании или в процессах, которые мы хотим применить. Затем мы исправляем их - но этот процесс должен быть непрерывным».

Мы рассмотрели этот отдельный пример, а теперь давайте рассмотрим, почему правительство Великобритании финансирует науку. Безусловно, во многих странах наука используется, чтобы поддержать экономический рост. На базе новых идей создаются новые компании, развиваются существующие бизнесы, высококвалифицированные профессионалы обучаются для работы в лабораториях, улучшается рынок услуг, поддерживающих бизнес, и, наконец, привлекаются зарубежные инвестиции.

В Великобритании существует широкая инновационная «экосистема». Есть большое количество организаций, которые работают в области научных исследований. Все они подразделяются на две группы: одни развивают науку и инновации в Великобритании, вторые помогают обеспечить зарубежные инвестиции, а также содействуют международной торговле и международному сотрудничеству (в том числе содействуют укреплению международных связей и привлекают ученых из других стран для обмена опытом).

Сейчас я бы хотел рассказать о важной организации, которая занимается поиском новых способов воплощения идей в промышленности. Эта организация называется «Innovate UK» (Инновационное агентство Великобритании). Она представляет собой национальное государственное учреждение, созданное правительством для стимулирования бизнес-инноваций. Innovate UK работает в правительстве, в университетах и бизнесе и насчитывает 230 сотрудников, в основном представителей бизнеса, с огромным опытом работы. Организация ответственна за инвестирование в сферу инноваций свыше £440 миллионов в год.

В Великобритании существует большое количество инструментов, которые помогают преобразовывать науку в технологии. Сегодня я расскажу вам только об одном из них — центрах CATAPULT. Эти организации сконцентрированы на 7 технологических областях, которые, на наш взгляд, требуют особого внимания, а именно: дорогостоящее высококачественное производство, клеточная терапия, возобновляемая энергия, программы применения спутников, цифровая экономика, будущие города и транспортные системы. Было бы полезно вместе заниматься этими вопросами. Я, как ученый и инженер, вижу, как можно внести вклад во многие из этих областей. Но мне нужно понимать, какой вклад в них могут сделать ученые-гуманитарии, например, социологи. И именно над этими вопросами сейчас работает Великобритания: как развивать совместную работу физиков, математиков, инженеров, социологов и экономистов. Потому что мы считаем, что подобное взаимодействие сделает работу в этих направлениях гораздо более плодотворной.

Как мы видим, успех зависит от объединения разных подходов и знаний. Как мы можем сделать так, чтобы разные культуры эффективно общались друг с другом? Как мы можем содействовать совместному процветанию? Это по-настоящему сложная задача.

Недавно мы провели исследование, чтобы лучше понимать, насколько эффективна наука в Великобритании, если сравнить ее с другими международными партнерами. Население Великобритании составляет 1% от мирового населения, наши инвестиции в науку составляют 3% от всех мировых инвестиций. Однако Великобритания публикует 6% всех научных статей в мире, на долю которых приходится 12% мировой научной цитируемости. На долю Великобритании также приходится 16% самых цитируемых статей в мире. Стоит отметить, что когда Великобритания и Россия сотрудничают, цитируемость получившихся публикаций в два раза превышает среднемировые показатели! Сотрудничество с вами крайне важно для нас. Надеемся, что это взаимно, и наше сотрудничество будет продолжать расти.

Возникает вопрос: почему же вместе мы оказываемся более продуктивными? Ответ следующий: У нас разное мышление, системы и структуры. Когда мы работает вместе, мы можем объединить все эти разные подходы, чтобы помочь разрешить по-настоящему трудные проблемы. Я часто разговариваю с коллегами в Великобритании и осознаю, что у них одинаковое понимание и видение вещей. Нам нужен взгляд снаружи, и Россия может помочь с этим. Безусловно, легче работать с людьми, которые думают одинаково. Это удобно. В долгосрочных проектах этот подход оказывается не таким продуктивным и не приводит столь же быстро к основным научным прорывам необходимым мировому сообществу.

Поскольку мое время подходит к концу, то я перехожу к последнему вопросу, на котором я бы хотел остановиться сегодня. А именно — трудностям эффективной научной коммуникации. Пример, который я хотел бы использовать, — сланцевый газ. Ученые хотят понять, приведет ли добыча сланцевого газа к загрязнению пресной воды, изменению сейсмической активности или выбросам метана. Что же думает об этом общественность? Конечно же, люди обеспокоены. Во многих странах они выходят на митинги, требуя прекратить бурение. Однако в целом люди считали, что добыча природных ресурсов должна продолжаться, только не «у них на заднем дворе». Людей мало заботили технические вопросы: действительно в опросах они часто достаточно открыто говорили, что не понимают научных деталей. Между тем, люди были глубоко обеспокоены и переживали. Понятно, что нам предстоит много сделать, чтобы научиться разговаривать с людьми о научных проблемах

Также весьма важно общение между учеными и людьми, формирующими технологическую политику. В Великобритании мы сформировали ряд механизмов, содействующих этому. Например, у нас существует Научно-технологический Фонд (The Foundation for Science and Technology), который выступает площадкой для диалога между четырьмя основными участниками: парламентом, промышленностью, академическими учеными и государственными служащими. Еще один пример — в парламенте существует подразделение под названием «Парламентский офис науки и технологий» (Parlamentary Office of Science and Technology). Эта организация занимается анализом, обучением и созданием новых связей; она также выпускает небольшие печатные материалы, которые описывают научные вопросы, сопряженные с вопросами на повестке дня.

И наконец, я хотел бы упомянуть небольшую, но весьма эффективную организацию — Научный медиацентр (Science Media Center). Он был создан в 2002 году, потому что в Великобритании нам не удалось эффективно обсудить научные вопросы, связанные с тривакциной против кори, краснухи и паротита. Бытовало мнение, что вакцинация грудных детей способствует развитию аутизма. Но были и другие вопросы подобного рода. Эти проблемы выносились на передовицы всех газет, но не оказывались в центре обсуждения научных журналистов, основанного на научных данных.

Философия Научного медиацентра такова: СМИ будут лучше справляться с научными вопросами, когда ученые будут лучше справляться с общением со СМИ. Почему? Потому что если ученые не общаются со СМИ, то кто-то сделает это вместо них. Иными словами, ученые должны инициировать общение с журналистами. Хотя их нужно обучать эффективной коммуникации. Среди стратегий Научного медиацентра — быстрая реакция на громкие новостные истории; обзоры, в которых научные исследования объясняются в более широком контексте; встречи с журналистами, когда ученые собираются вместе для обсуждения наиболее важных насущных проблем.

Итак, я должен подвести итоги. Позвольте начать с попытки заглянуть в будущее. Я хотел бы поговорить о том, что, по моему мнению, случится в будущем и коснется всех нас. Но я должен подчеркнуть следующее: я надеюсь, что эти перемены, связанные с нашими нынешними научными исследованиями, окажутся переменами к лучшему. Во-первых, у нас будут еще более разнообразные группы, где будут работать ученые со всего мира. Средства коммуникации продолжат меняться. Электронная коммуникация должна сделать свой большой вклад. У нас всегда будут проходить конференции, на которых мы сможем открыто общаться и лучше узнавать друг друга.

Наука поможет появиться новым рынкам и будет помогать им развиваться. Появятся новые парадигмы для проведения и финансирования научных исследований — они помогут науке отвечать потребностям людей и общества. Тем не менее, наука по-прежнему будет сконцентрирована на том, что является самым важным для большинства людей в наиболее коротких временных рамках — экологии, здравоохранении, демографии, образовании, безопасности, энергетике, продовольствии и ресурсах, коммуникации и транспорте. Но баланс между этими потребностями будет меняться быстрее и будет менее предсказуемым. Более того, стремления и надежды людей будут только расти. Так было всегда! Мы всегда останемся людьми, которые стремятся к новым, лучшим технологиям.

Наконец, я хотел бы сказать следующее. Я бы хотел, чтобы британские ученые чаще приезжали в Россию. Я приехал в Санкт-Петербург 25 лет назад в университет, после того как провел несколько недель в Латвийском государственном университете. Эта поездка была профинансирована в рамках соглашения между Королевским обществом Великобритании и Российской академией наук. Она оказала сильное влияние на мою карьеру. И я до сих пор благодарен за эту возможность. Можно сказать, что в какой-то степени я являюсь продуктом сотрудничества наших двух стран. Коммуникации на личном уровне — будь то поездки на конференции или более продолжительное пребывание для проведения совместных исследований, — остаются необычайно важными, потому что они связывают нас. Так мы можем развивать дружеские отношения, и все это — ключ к нашим будущим научным успехам».

[Редакция портала «Научная Россия» благодарит Посольство Великобритании в России за предоставленные материалы.]

 

андрей кокошин взаимодействие научного сообщества великобритании с правительством и обществом президиум ран профессор робин граймс риосуке кодама

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий